понедельник, 22 февраля 2016 г.

Комментарий к Ст. 15 п.1 закона РФ "Об авторском праве и смежных правах"

Многие удивляются: почему на нынешнем телевидении часто вырезаются либо "замазываются" сцены в фильмах, которые совершенно свободно демонстрировались в советском кинопрокате и на советских телеэкранах? Не будем осуждать за это телевизионщиков: если на телеканалах так поступают (даже, возможно, в ущерб своим рекламодателям) - значит, для этого у них есть серьёзные причины. Однако, в жизни не так всё просто, поскольку есть еще и юридическая сторона вопроса.
Упомянутый в заголовке документ гарантирует автору "право на защиту произведения, включая его название, от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора (право на защиту репутации автора)". Поэтому, замазывая в кадре какую-то вывеску или бренд, редактор телеканала рискует нанести репутации автора ущерб, поскольку у того, вероятно, были обязательства перед спонсорами фильма. То же и с эротическими сценами: существуют формы контрактов, заключая которые, актриса получает повышенный гонорар за показ тех или иных частей тела. И получается, что выплата по смете прошла, а в фильме данная сцена отсутствует - то есть, авторов фильма могут обвинить в финансовых махинациях.

РЕТРОСПЕКТИВА

Берн — Москва — провинция. Юриспруденция — наука от производства достаточно далекая. Основополагающие правовые документы связаны, как правило, с именами тех городов, где нет гигантов индустрии. Взять хотя бы знаменитую Бернскую конвенцию по авторским правам, столь часто упоминаемую в последнее время в связи с проблемами, привнесенными в нашу жизнь видеотехникой. Она начинается так: «Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г., дополненная в Париже 4 мая 1896 г., пересмотренная в Берлине 13 ноября 1908 г., дополненная в Берне 20 марта 1914 г., и пересмотренная в Риме 2 июня 1928 г., Брюсселе 26 июня 1948 г., Стокгольме 14 июля 1967 г. и Париже 24 июля 1971 г.». И упоминается этот документ в связи с тем, что он имеет непосредственное отношение к особенностям культурной жизни в тех многочисленных городах и населенных пунктах СССР, где создают не столько литературные и художественные произведения, сколько промышленную продукцию.
Эти населенные пункты часто становятся известны лишь благодаря происходящим там эксцессам, не последнюю роль в возникновении которых играет зачаточное состояние тамошней культурной жизни. Вакуум имеет свойство заполняться и заполняться взрывоподобно, не считаясь с моральными и правовыми нормами. Вакуум, образовавшийся в отношении видеотехники и видеопродукции, тоже стал заполняться, но поскольку из-за неповоротливости отечественных ведомств он стал заполняться преимущественно из зарубежных источников, это еще более осложнило и без того сложное положение нашего государства. В качестве примера приведем высказывание начальника отдела организации и развития видеосети Главного управления кинофикации и киновидеопроката Министерства культуры РСФСР Семена Стефановича Рябикова: «Многие наименования пользующихся зрительским спросом видеопрограмм имеются в частных коллекциях. В результате чего создаются благоприятные условия для теневой экономики и других нарушений, затрагивающих лицензионное право многих зарубежных стран».
Теневая экономика — явление хоть и сложное, но с достаточной степенью точности соответствующее краткому определению: деньги, которые должны находиться в законном обращении, обращаются в обход законов. О чем же гласят законы!
Основы гражданского законодательства СССР и союзных республик, статья 104: «Использование произведения без согласия автора с выплатой авторского вознаграждения.
Допускается без согласия автора, но с указанием его фамилии и с выплатой авторского вознаграждения:
1) публичное исполнение выпущенных в свет произведений; однако, если плата с посетителей не взимается, автор имеет право на вознаграждение лишь в случаях, установленных законодательством союзных республик;
2) запись в целях публичного воспроизведения или распространения выпущенных в свет произведений на пленку, пластинку, магнитную ленту или иное устройство, за исключением использования произведений в кино, по радио или телевидению (п. 4 статьи 103 настоящих Основ);...»
Упомянутая статья 103 настоящих Основ: «Использование произведений без согласия автора и без уплаты авторского вознаграждения.
Допускается без согласия автора и без уплаты авторского вознаграждения, но с обязательным указанием фамилии автора, произведение которого использовано, и источника заимствования:
...4) воспроизведение в кино, по радио и телевидению публично произнесенных речей, докладов, а также выпущенных в свет произведений литературы, науки и искусства;...» '
Приводим эти выдержки, чтобы на их примере продемонстрировать серьезность положения: появилось новое техническое оснащение — видеотехника, и появились трудности с соблюдением закона. Теперь появляется кабельное телевидение, которое при произвольной трактовке законодательства тоже может внести определенный дисбаланс. А на пороге все новые и новые поколения техники. Так что же всякий раз объявлять законодательство несовершенным и подгонять его под каждую техническую новинку! Конечно, совершенствование законодательства — процесс неизбежный и необходимый, но в данном случае сначала было бы разумней подвести под явление научную базу.
Теперь о том, какую роль играет вышеупомянутая статья 104 в той ситуации, которая возникла с распространением в нашей стране видеотехники. За разъяснениями по этому поводу мы обратились к начальнику Договорно-правового управления ВААП Маргарите Аркадьевне Воронковой и получили следующую информацию:
«Публичный показ произведений, записанных на видеокассету, относится к использованию, которое в законодательстве всех стран именуется публичным исполнением. На видеокассетах, демонстрируемых в видеосалонах, бывают записаны концертные программы, театральные спектакли, кино- и телефильмы, телепрограммы, т. е. произведения литературы или искусства.
Публичному исполнению произведений посвящен п. 1 статьи 104 Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик.
Иными словами, видеосалон может демонстрировать своим зрителям произведения, записанные на видеокассету, не получая согласия обладателя (ей) авторских прав, но обязан заплатить ему (им) авторское вознаграждение (в размерах, которые либо установлены правительством, либо при отсутствии утвержденных ставок гонорара, согласованы с обладателем авторских прав или его представителем).
Авторское вознаграждение за публичное исполнение произведений выплачивается только через ВААП, который является представителем законных прав и интересов авторов по всем вопросам авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений.
Поэтому Агентство провело переговоры с ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ и Министерством культуры СССР, которые являются владельцами систем видеосалонов и видеозалов, о размерах гонорара за показ видеокассет с кино- и телефильмами. В переговорах активное участие принимал Союз кинематографистов СССР. Согласно достигнутой договоренности планируются следующие размеры авторского вознаграждения:
6 % от суммы сбора от продажи билетов в сельской местности;
8 % от суммы сбора от продажи билетов в городах.
Совместно определен порядок учета демонстрируемых программ и произведений, передачи информации и другие организационные вопросы.
ВПТО «Видеофильм» не оспаривает изложенную правовую позицию и согласованные решения а отношении демонстрации видеокассет с записью концертных программ, спектаклей и советских кино- и телефильмов. Оно возражает только против распространения изложенного порядка на кассеты с записью кинофильмов иностранного производства.
Однако в соответствии со ст. II Всемирной конвенции об авторском праве, членом которой является наша страна, в СССР права иностранных авторов должны охраняться по правилам, установленным для советских граждан, т. е. мы обязаны предоставить иностранцам национальный правовой режим. Таким образом, если права иностранных владельцев авторских прав на иностранные аудиовизуальные произведения на территории СССР будут охраняться в соответствии с правилами, установленными в СССР для советских граждан, т. е. им будет выплачиваться вознаграждение, не будет никаких правовых оснований для удовлетворения исков из-за рубежа, какими пытается запугать руководство ВПТО. Кстати, таких исков не было, хотя ВПТО уже сообщило о них в центральной печати.
С учетом указанных обстоятельств ВААП полагает, что:
1. ВПТО «Видеофильм» не должен тратить свободно конвертируемую валюту на приобретение прав для видеосалонов всей страны на публичную демонстрацию аудиовизуальных произведений, так как по советскому законодательству оплата этих прав связана с реальным использованием теми, кто осуществляет такое использование.
2. ВПТО «Видеофильм» следует приобретать только право размножить (тиражировать) на видеокассетах такие произведения для распространения их в СССР через торговую сеть. Приобретение только таких прав без права публичного показа будет стоить дешевле и позволит тратить средства на приобретение права тиражирования большего числа аудиовизуальных произведений.
3. В договоры с зарубежными фирмами о приобретении лицензии на тиражирование целесообразно включать пункт о том, что авторское вознаграждение за публичный показ будет выплачиваться в соответствии с действующим советским законодательством организациями, осуществляющими такой показ, через ВААП».
Приведенная информация проясняет многие аспекты проблемы, рассматриваемой нами на протяжении уже нескольких номеров журнала. Естественно, что каждую фразу здесь следует расценивать как результат большой многоплановой работы и делать какие-либо выводы можно только при участии соответствующих специалистов и наличии всей необходимой информации. Одна из задач нашего журнала — максимально содействовать гласности в этом вопросе, поскольку именно гласность поможет правильно расставить все акценты и перекрыть лазейки для злоупотреблений. С этой точки зрения в тексте, раскрывающем позицию ВААП, наше внимание привлекла фраза: «Совместно определен порядок учета демонстрируемых программ и произведений, передачи информации и другие оргвопросы».
Существует документ, датированный началом февраля 1989 г., подписанный заместителем министра культуры СССР Н. Силковой, секретарем ВЦСПС В. Макеевым, секретарем ЦК ВЛКСМ С. Рогожкиным, согласованный с первым заместителем председателя правления ВААП Г. Тер-Газарянцем и и. о. первого секретаря правления Союза кинематографистов СССР А. Смирновым: «Разъяснения о порядке выплаты авторского вознаграждения при коммерческой демонстрации видеофильмов и видеопрограмм в 1989—1990 гг.». Приводим выдержку из него:
«Авторское вознаграждение (процент от суммы сбора средств от продажи билетов) перечисляется на счет Всесоюзного агентства по авторским правам в течение десяти дней после составления расчетного документа совместно с представителем Агентства.
Видеотеки, видеосалоны, видеозалы учреждений культуры системы Министерства культуры СССР, культурно-просветительных учреждений профсоюзов, комсомола ведут ежедневный учет демонстрируемых видеопрограмм в специальном журнале по следующей форме: дата, название программы, вид (спектакль, концерт, цирковая, танцевальные программы, кинофильм, записанный на видеокассету, видеофильм и т. п.), число показов данной программы, сумма сбора средств от продажи билетов.
Название программы (фильма) записывается в соответствии с информацией, содержащейся на видеокассете или в титрах программы (фильма). При этом названия иностранных фильмов фиксируются на том иностранном языке, на котором составлены титры. Если на кассете зарубежного производства имеется указание об обладателе авторских прав (©, наименование продюсера или другого обладателя прав, год производства), эти сведения переносятся в журнал при первом показе этой программы.
По концертным программам, составленным советскими или зарубежными организациями (включая сами видеотеки, видеосалоны, видеозалы), помимо записи в журнале необходимо составить программу — полный перечень концертных номеров с наименованием произведений и указанием фамилий и инициалов авторов. По концертным программам, выпущенным ВПТО «Видеофильм», в журнале указывается только точное наименование программы.
Видеотеки, видеосалоны, видеозалы представляют уполномоченному Всесоюзного агентства по авторским правам учетный журнал, программы концертов, а также расчет подлежащих уплате сумм авторского вознаграждения. Оформленные расчетные листы подписываются и скрепляются печатью плательщика. Один экземпляр расчетного листа остается у организации-плательщика, два экземпляра выдаются уполномоченному ВААП.
Периодичность проведения расчетов (ежемесячно, ежеквартально, раз в год) устанавливается по договоренности сторон.
Расчеты по авторскому вознаграждению могут проводиться централизованно по нескольким видеотекам, видеосалонам, видеозалам.
Ответственность за правильность представляемых сведений и своевременность их представления возложена на руководителя организации, обязанной платить авторское вознаграждение (п. 39 Инструкции по применению постановления Совета Министров РСФСР от 19 декабря 1988 г. № 531 и соответствующие постановления Советов Министров союзных республик)».
Мы не будем сейчас обсуждать, насколько полно этот документ гарантирует как защиту прав авторов, так и защиту интересов государства в сфере экономики,— для этого у редакции еще недостаточно данных. И эти данные не станут достоянием общественности до тех пор, пока ответственные посты занимают такие люди, как работник ВПТО «Видеофильм» т. К. 3. Кочуашвили, который прикладывает всю свою изобретательность для того, чтобы специализированный журнал «Техника кино и телевидения» не смог рассказать своим читателям правду о том, чем занимается ВПТО «Видеофильм». Это наводит на мысль о том, что т. К. 3. Кочуашвили не хочет, чтобы советская пресса смогла помочь государству убедить некоторые учреждения в том, что они должны больше заботиться о государственных интересах, нежели доказывать обязательность своего существования (остается надеяться, что действует т. К. 3. Кочуашвили самостоятельно, а не по чьему-либо указанию). А вышеупомянутый документ именно тем и привлекателен, что при соответствующей организации дела можно будет восстановить более или менее объективную картину происходящего. О том же, насколько важно именно сейчас иметь (в том числе и на страницах печати) максимально полную и достоверную информацию по всем аспектам развития и использования видеотехники, свидетельствует факт, опубликованный в газете «Известия» от 20.04.89 г.:
«Лондон, 19 апреля. (ТАСС). На открывшемся в Лондоне Международном информационном форуме сегодня выступил заместитель министра иностранных дел СССР В. Ф. Петровский. Он сказал:
...Свободное распространение потоков информации, взаимное насыщение добротными, честными информационными материалами, естественно, не должны ни в коем случае сопровождаться ущемлением чьих-либо прав, в том числе и связанных с материальными потерями. Мы исходим из незыблемости принципов уважения авторских прав журналистов. Могу сообщить, что в нашей стране завершается необходимая подготовительная работа, которая позволит нам в скором времени присоединиться к Бернской конвенции по авторским правам...»
Присоединение к Бернской конвенции — шаг, важность которого для нашего государства каждый человек способен оценить, обратившись к аналогии, на первый взгляд примитивной, но в целом отражающей идею подобных акций. Известно, что человек, вступающий в какую-либо организацию или даже клуб, тем самым возлагает на себя дополнительные обязанности, порой настолько сложные, что они коренным образом меняют его жизнь. Но, с другой стороны, не обладая соответствующим членством, трудно рассчитывать на такое к себе отношение, на какое претендуешь. Это один из законов, на которых держится весь мир, касается ли то отдельного человека или целого государства. В качестве же примера, демонстрирующего возрастание степени ответственности, приведем те статьи Конвенции, которые перекликаются с соответствующими правовыми актами советского законодательства, в частности, с вышеупомянутой статьей 104 Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик:
Статья 9
[Право на воспроизведение: 1. Общее положение; 2. Возможные исключения; 3. Звуковые и визуальные записи]
[1] Авторы литературных и художественных произведений, охраняемых настоящей Конвенцией, пользуются исключительным правом разрешать воспроизведение этих произведений любым образом и в любой форме.
[2] За законодательством стран Союза сохраняется право разрешат» воспроизведение таких произведений в определенных особых случаях при условии, что такое воспроизведение не наносит ущерба нормальной эксплуатации произведения и не ущемляет необоснованным образом законные интересы автора.
[3] Любая звуковая или визуальная запись признается воспроизведением для целей настоящей Конвенции.
Статья 10
[Определенные случаи свободного использования произведений: 1. Цитаты; 2. Иллюстрации с целью обучения; 3. Указание источника и автора]
[1] Допускаются цитаты из произведения, которое было уже правомерно сделано доступным для всеобщего сведения, при условии соблюдения добрых обычаев и в объеме, оправданном поставленной целью, включая цитирование статей из газет и журналов в форме обзоров печати.
[2] Законодательством стран Союза и специальными соглашениями, которые заключены или будут заключены между ними, может быть разрешено использование литературных или художественных произведений в объеме, оправданном поставленной целью в качестве иллюстраций в изданиях, радио- и телевизионных передачах и записях звука или изображения учебного характера, при условии, что такое использование осуществляется при соблюдении добрых обычаев.
[3] При использовании произведений в соответствии с предшествующими пунктами настоящей статьи указывает источник и имя автора, если оно обозначено на этом источнике.
Статья 10bis
[Дополнительные случаи возможного свободного использования произведений: 1. Определенных статей и произведений, переданных в эфир; 2. Произведений, показанных или оглашенных в ходе текущих событий]
[1] За законодательством стран Союза сохраняется право разрешать воспроизведение в прессе, передачу в эфир или сообщение по проводам для всеобщего сведения опубликованных в газетах или журналах статей по текущим экономическим, политическим и религиозным вопросам или переданных в эфир произведений такого же характера в случаях, когда право на такое воспроизведение, передачу в эфир или сообщение по проводам не было, специально оговорено. Однако источник всегда должен быть ясно указан; правовые последствия неисполнения этого обязательства определяются законодательством страны, в которой потребуется охрана.
[2] За законодательством стран Союза сохраняется также право определять условия, на которых литературные и художественные произведения, показанные или оглашенные в ходе текущих событий, могут быть в объеме, оправданном поставленной информационной целью, воспроизведены или сделаны доступными для всеобщего сведения в обзорах текущих событий фотографии или кинематографии либо путем передачи в эфир или сообщения для всеобщего сведения по проводам.
Статья 11
[Определенные права на драматические и музыкальные произведения: 1. Право на публичное представление и передачу представления для всеобщего сведения; 2. В отношении перевода]
[1] Авторы драматических, музыкально-драматических и музыкальных произведений пользуются исключительным правом разрешать:
[i] публичное представление и исполнение своих произведений, включая публичное представление и исполнение, осуществляемые любыми, средствами или способами;
([i] передачу любым способом постановок и исполнений произведений для всеобщего сведения.
[2] Такие же права предоставляются авторам драматических или музыкально-драматических произведений в отношении переводов их произведений в течение всего срока действия их прав на оригинальные произведения.
Статья 11bis
[Передача в эфир и относящиеся к этому права: 1. Передача в эфир и другие способы беспроволочной передачи, публичное сообщение переданного в эфир произведения по проводам или путем повторной передачи в эфир, публичное сообщение переданного в эфир произведения с помощью громкоговорителя или аналогичного аппарата; 2. Принудительные лицензии; 3. Записи; записи краткосрочного пользования]
[1] Авторы литературных и художественных произведений пользуются исключительным правом разрешать:
[i] передачу своих произведений в эфир или публичное сообщение этих произведений любым другим способом беспроволочной передачи знаков, звуков или изображений;
[ii] всякое публичное сообщение, будь то по проводам или средствами беспроволочной связи, повторно передаваемого в эфир произведения, если такое сообщение осуществляется иной организацией, нежели первоначальная;
[iii] публичное сообщение переданного в эфир произведения с помощью громкоговорителя или любого другого аппарата, передающего знаки, звуки или изображения.
[2] Законодательством стран Союза могут быть определены условия осуществления прав, предусмотренных предшествующим пунктом; однако действие этих условий будет строго ограничено пределами стран, которые их установили. Эти условия ни в коем случае не могут ущемлять ни неимущественных прав автора, ни принадлежащего автору права на получение справедливого вознаграждения, устанавливаемого при отсутствии соглашения компетентным органом.
[3] Разрешение, представленное в соответствии с пунктом [1] настоящей статьи, поскольку не установлено иное, не включает разрешения на запись переданного в эфир произведения с помощью инструментов, фиксирующих звуки или изображения. Однако законодательством стран Союза может определяться режим записей краткосрочного пользования, производимых радиовещательной организацией собственными средствами и для своих передач. Этим законодательством может быть разрешено хранение таких записей, ввиду их исключительно документального характера, в официальных архивах.
Вполне вероятно, что по прочтении этих фрагментов Конвенции многим ее содержание покажется не вполне гармонирующим с той обстановкой, в которой у нас происходит создание и использование литературных и художественных произведений. Безусловно, текст Конвенции — не догма и наверняка подвержен изменениям, если они диктуются необходимостью. Но нам, видимо, сейчас правильнее было бы думать не об этом, а о том, как сделать так, чтобы при вступлении нашей страны в члены Союза, взятые ею обязательства оказались бы не очередным тяжким бременем, а существенным фактором развития. В противном случае мы рискуем получить еще одну прореху в бюджете.
Наш журнал уже неоднократно отмечал, что СССР находится в неравноправном положении по сравнению с зарубежными государствами (в том числе и участниками Конвенции) как в отношении техники, так и в отношении репертуара. В особенности это положение распространяется на все, что связано с появлением видеотехники. Поэтому есть все основания полагать (и по этому поводу специалисты уже высказываются), что если производственные отношения в этой сфере коренным образом не изменятся к лучшему, то наше вступление в Бернскую конвенцию об охране литературных и художественных произведений не обойдется без осложнений и в первую очередь эти осложнения усугубят и без того во многом бездуховную жизнь в ряде регионов страны. Никоим образом не отрицая необходимость всестороннего участия нашей страны в международной жизни, мы хотим подчеркнуть то обстоятельство, что за время, которое будет предшествовать присоединению к Конвенции, необходимо сделать все возможное, чтобы избежать этих осложнений. Однако на это мало надежды, судя по тем впечатлениям, которые сложились у нас в процессе подготовки ряда последних публикаций... А. БАРСУКОВ, журнал "ТКТ", № 11, 1989 г. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.