четверг, 18 октября 2018 г.

"Человеческое сырьё" - наиболее вероятная тема расследования погибших в Африке журналистов из России

Собственно, основу для этой версии озвучил еще персонаж Вахтанга Кикабидзе из телефильма "ТАСС уполномочен заявить...", сказавший, что исчезновение человека на этом континенте процесс мало драматичный. В самом деле: количество "неучтённых" людей в Африке исчисляется, вероятно, минимум десятками тысяч. И эта "неучтёнка", видимо, искусственно поддерживается заинтересованными корпорациями, приобретающими за бесценок у местных командиров любое количество бесправных людей для фармацевтических опытов, пересадки органов и других "высокотехнологичных" нужд. Опять же как в фильме - "На Дерибасовской хорошая погода...".

РЕТРОСПЕКТИВА

ПРАВОВАЯ БАЗА ТЕЛЕВЕЩАНИЯ И ЕЕ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ. Постепенная стабилизация правовой ситуации в России снова, как и в конце 80-х, заставляет учитывать требования законодательства при организации телевещания. Это, заметим, отрадно еще и с той точки зрения, что законодательные акты зачастую не только регламентируют нормы поведения — они еще чуть ли не единственный источник профессиональных терминов, а это уже напрямую связано с вопросами приобретения оборудования. Поэтому, вероятно не будет лишним дать краткий обзор законодательных актов последнего времени, касающихся телевидения.
Одним из наиболее насыщенных рабочей терминологией документов является «Конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники», подписанная в Брюсселе 21.05.74 г. Она устанавливает однозначное толкование таких понятий, как "сигнал", "программа", "излучаемый сигнал», «вторичный сигнал», «орган-источник», "распространяющий орган» и т.д. Кроме того, зафиксированы основные правовые моменты лицензионного приема сигналов спутникового ТВ (а в свое время Минсвязи СССР интерпретировал эти положения и для трансграничного ТВ). Действует ли этот документ сейчас? По логике вещей, да. Ведь СССР присоединился к Брюссельской конвенции 20.01.89 г., а Россия в этих вопросах объявила себя правопреемницей. Например, специальным постановлением Верховного Совета России было пролонгировано союзное законодательство по авторскому праву до момента принятия соответствующего российского закона (на момент написания статьи он как раз в стадии принятия). Основным законодательным актом в области телевидения на сегодняшний день является Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации». Установлено, что до принятия более «узконаправленных» законов он будет регулировать такие вещи, как правила выхода в эфир, лицензирование, регистрацию и хранение материалов, другие специальные вопросы. И, соответственно, для однозначного толкования этих правил, Закон содержит необходимые понятия и определения. Кроме того, Указом Президента РФ от 20.03.93 г. был установлен минимальный стандарт требований к телерадиовещанию, где, в частности, указывается на необходимость руководствоваться принципами управления телерадиовещанием (рекомендация 748/1975 Парламентской ассамблеи Совета Европы).
Указом же Президента РФ от 31.07.92 г. утверждено «Временное положение о связи в Российской Федерации», вычленяющее основные понятия в области электрической связи, в том числе и телевизионное вещание. Полезно учесть, что этим же Положением регламентированы вопросы собственности на средства связи и управления связью. Вообще говоря, в перечисленных документах много внимания уделяется структуре, иерархии и взаимодействию в области телевещания.
Но это, что называется, основные законодательные акты. Существует же еще множество ведомственных документов (в том числе издания смежных с телевидением ведомств), о существовании которых работникам телевидения тоже полезно знать. Например, приказом Комитета кинематографии при Правительстве РФ от 10.08.92 г. утверждено «Положение о создании и прокате кино-видеопродукции, осуществляемых при государственной финансовой поддержке и порядке ее реализации». В нем предусмотрено предоставление киновидеофильмам приоритетных условий проката, которое может выражаться в прямом государственном финансировании как процесса в целом, так и отдельных его звеньев (реклама, печать копий и т.д.). Телевидение, строго говоря, тоже прокатная структура, однако законодательно это в явном виде никогда не было закреплено, и это обстоятельство провоцировало нездоровые амбиции. Достаточно вспомнить споры о том, следует ли видеопрокат отнести к кассетному телевидению, на чем в свое время настаивало Гостелерадио СССР, чтобы прибрать к рукам ВПТО' «Видеофильм».
Этот, последний пример, конечно, относится к разряду терминологических казусов, с которыми специалисты сталкиваются постоянно. Вот почему, в частности, при выработке упоминавшейся выше Брюссельской конвенции, сразу договорились о том, что «поскольку задача конференции является по существу юридической, употребляемые термины и их определения должны скорее отвечать правовым нормам, чем нормам определений,. выработанных для технических целей». И действительно, если взять предельно насыщенный терминами и определениями Закон Российской Федерации «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» (а этот Закон при нынешнем уровне компьютеризации ТВ уже стал настольной книгой многих специалистов), то между ним и чисто специальной технической литературой, конечно же найдутся разночтения. И все же, в целом ряде ситуаций (заключение договоров, улаживание конфликтов и споров и т.п.) надежнее обращаться к определениям, приведенным в тексте Законов. Ведь в неординарной ситуации судебные инстанции будут оперировать теми же понятиями, а значит, говоря с ними на одном языке, свою правоту доказать будет неизмеримо легче. А. П. Барсуков, журнал "625", № 2, 1993 г.