среда, 1 ноября 2017 г.

Видео сквозь одежду

В Институте простых движений имени Эль Примитиво успешно идут работы над интеллектуальной видеосистемой для преобразования совокупности инфракрасных, терагерцовых и рентгеновских лучей в цветное видеоизображение тела под одеждой с высокой четкостью.

Онлайн-кинотеатр на RIW 2017


В рамках Russian Internet Week 2017 состоялась презентация проекта «Онлайн-кинотеатр будущего».
На пресс-конференции были рассмотрены главные изменения в жизни онлайн-кинотеатра за 2017 год, планы онлайн-кинотеатра и перспективы развития рынка видеосервисов. Ещё одним пунктом мероприятия стало объявление промежуточных итогов и прогноз на конец года.

РЕТРОСПЕКТИВА

"Российский государственный внебюджетный фонд развития кинематографии": это коснется всех. 29-30 мая в Государственном Кремлевском Дворце состоялся IV (внеочередной) съезд кинематографистов России. Съезд принял, с учетом поправок и дополнений. Программу выхода из кризиса Союза кинематографистов России и кинематографической отрасли, предложенную Председателем СК России Н. С. Михалковым. Соответственно, как за финансовую основу своего будущего существования кинематографисты проголосовали за являющийся частью Программы проект "Положения о Российском государственном внебюджетном фонде развития кинематографии" (далее — Фонд). Условились, что поскольку положение о Фонде предстоит инкорпорировать в систему российского законодательства, без чего операции Фонда были бы нелигитимны, соответствующие специалисты начнут превращать проект в досконально прописанный рабочий документ. И, видимо, учитывая предстоящие сложности и сопротивление, могущие внести серьезные изменения в проект, его разработчики не стали ограничивать себе оперативный простор обилием ссылок на действующую нормативно-правовую базу. Но единственная, поскольку она — базовая, статья базового закона в проекте положения о Фонде все же была названа:
   "Фонд... разрабатывает правила ведения и ведет реестр правообладателей в аудиовизуальной сфере в целях реализации статьи 26 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах".
Конечно, анализируя на протяжении почти уже года в"ТКТ" все свойства ст. 26, мы не особенно надеялись, что эти исследования будет читать весь творческий состав Союза кинематографистов. И действительно: подавляющее большинство выступавших на съезде не скрывало, что не понимает, на чем основан механизм Фонда, — так говорили и те, кто целиком поддерживал программу Михалкова; включая и Фонд. Но утешались мыслью: тем, кто получает деньги в фондах Кеннеди или Ротшильда, лучше не знать, как устроены названные фонды. И в результате при утверждении поправок к Уставу СК прошло предложение, являющееся в определенном смысле пролетарской революцией: часть секретарей не будет членами Союза кинематографистов, но будет профессиональными юристами, экономистами, управленцами. В качестве одной из кандидатур назывался адвокат Кучерена — который, кстати, успел поднатореть и в видеопроизводстве, разбираясь с экспертизой видеозаписи по делу экс-министра юстиции Ковалева. Но, в зависимости от того, как будет продвигаться дело со становлением Фонда, ценность тех или иных профессионалов (в качестве секретарей СК) может меняться: сегодня нужен адвокат, а завтра — те из читателей "ТКТ", которые влияют на пополнение средств Фонда согласно следующим пунктам проекта положения о нем:
   "Фонд... организует и контролирует лицензирование деятельности, связанной с распространением (в том числе розничной торговлей), воспроизведением и показом фильмов на территории Российской Федерации;
   осуществляет лицензирование реализации оборудования и материальных носителей, используемых для воспроизведения произведений, в том числе в личных целях, без согласия авторов, исполнителей и производителей фонограмм;
   предоставляет специальные марки для маркировки оборудования и материальных носителей и контролирует выполнение требований по обязательной маркировке. Форма и порядок нанесения и определения идентификационных номеров и кодов на видеокассетах (лазерных дисках) устанавливается Российским государственным внебюджетным фондом развития кинематографии;
   ведет государственный реестр кино- и видеофильмов, выдает прокатные удостоверения...
   Фонд аккумулирует средства от сбора авторского вознаграждения с импортеров и изготовителей оборудования и материальных носителей, используемых для воспроизведения аудиовизуальных произведений, и производит выплату вознаграждения авторам, исполнителям и производителям фонограмм за воспроизведение произведений в личных целях без их согласия, в том числе через организации, управляющие имущественными правами авторов на коллективной основе".
Комментарий и ответы на вопросы по проекту положения о Фонде дал один из его разработчиков, представитель команды Михалкова Д. Пеарунский. Он обратил внимание кинематографистов на то, что федеральный фонд — это не организация, которая учреждается кем-то. Это орган федеральной исполнительной власти. Речь идет о том, что в отрасли реализуется двухкомпонентная система регулирования. С одной стороны — Госкино с его перспективой реализации французской модели, суть которой — во введении трех дополнительных налогов: на билеты в кинотеатр, на телестанции и на видеопрокат и оборот видеокопий. Модель замечательная, но состоявшаяся перед открытием съезда встреча Никиты Михалкова и Армена Медведева с премьер-министром Кириенко показала, что в правительстве настороженно относятся к введению новых налогов. Предлагаемая же в качестве второй составляющей государственного регулирования киновидеорынка модель — Фонд. Он будет следующий по счету после пенсионного, дорожного и т.п. В случае с дорожным фондом, сказал Д. Пеарунский, конкретная дорога не может быть оплачена никем конкретно — она нужна всем и все должны позаботиться о ней заранее. Однако отчисления от марок на видеокассеты являются в большей степени добровольными, чем налоги по-французски. Не входя в холдинг с СК, Фонд все же является (по замыслу авторов проекта) первым среди органов федеральной исполнительной власти, находящимся на 100% под общественным контролем, хотя средства Фонда находятся в федеральной собственности. Что, впрочем, не исключает в будущем определенного приватизационного начала—с учетом интересов членов кинематографического сообщества.
Ряд существенных пояснений сделал Н. Михалков. По его словам, предлагается ввести два новых вида лицензирования. Первый: лицензировать кинопоказ по эфирному, кабельному, спутниковому телевидению, используя, например, французский опыт, когда телевидению устанавливаются не только лимиты общей длительности кинопоказа, но и ограничения по сроку выпуска демонстрируемых фильмов в выходные дни. Лицензирование кинопоказа по телевидению создаст для телеканалов стимул к производству собственной национальной продукции. Второй: лицензировать розничную торговлю аудиовизуальными копиями, продавая видеокассеты приблизительно так, как торгуют авиабилетами. Необходимо путем введения простых и понятных мер дополнительного государственного регулирования добиться такой ситуации с ценообразованием, когда стоимость кассеты со свежим фильмом категории "А" будет равна стоимости трех-пяти билетов в кинотеатр. Перераспределить зрительскую аудиторию между каналами сбыта кинопродукции так, чтобы очередность этих каналов соответствовала мировой практике: сначала кинотеатры, потом все остальное. Строительству же в России кинотеатров поможет введение марок на носители. Расчеты показывают, что при стоимости одной марки в один доллар за 10 лет по всей России можно будет построить более 500 современных кинотеатров, прибыль от которых, отметил Михалков, и станет основой производства российских фильмов, полностью удовлетворяющих запросам зрителей. Проект был поддержан большинством голосов против одного в Совете Федерации, где Михалков выступил 20 мая.
В то же время общественность, по мере ознакомления с проектом, делает вывод о том, что Фонд отменяет необходимость существования Госкино. Михалков с таким выводом категорически не согласен, подчеркивая, что важнейшей задачей Госкино была, есть и будет государственная финансовая поддержка кинематографа. Не впадает в пессимизм и руководитель Госкино А. Медведев: по его словам, он относится к Фонду чрезвычайно спокойно, предвидя огромный фронт работы для того же Госкомитета. Это, пожалуй, самый утонченный реверанс в сторону Фонда, избавляющий нас от труда цитировать более красочные, но куда менее осмысленные выпады оппонентов Михалкова. Действительно: страшно подумать, сколько человеко-часов понадобится, чтобы увязать в окончательной редакции положения о Фонде бесчисленные юридические, технологические, терминологические и прочие парадоксы, ежедневно возникающие в динамичной информационно-зрелищной индустрии. Лишь один из допущенных выступить с трибуны съезда сумел дать точное определение тому, что предстоит сделать: депутат Госдумы В. Семаго, пококетничав минуты три и очень правильно назвав данный съезд "политическим движением", произнес главное — НУЖЕН КОДЕКС.
Вот именно: программа Михалкова подразумевает решение настолько всеобъемлющих задач, что правовой основой для нее не могут стать дискретные законы — нужен кодекс, то есть единый законодательный акт, систематизирующий аудиовизуальную область права и пересматривающий ранее действующее законодательство. И в этом смысле слабо работающий "закон о кино", который оппонентами Михалкова преподносился как однозначная альтернатива положению о Фонде, на самом деле выглядит как неотъемлемый элемент будущего аудиовидеокодекса и в самостоятельном качестве работать не может — и, собственно, не работает. Именно с "закона о кино" мы начали анализ фактуры будущего аудиовидеокодекса (ТКТ. 1997. № 5) и уже потом дошли до упомянутой выше ст. 26 (ТКТ. 1997. № 11; 1998. № 2), инвестиционного фонда аудиовидеобизнеса (ТКТ. 1997. № 9), акцизной марки на аудиовидеозаписи (ТКТ. 1998. № 6) и многого другого, в чем нуждаются профессиональные кинематографисты. Например, актер Е. Жариков с трибуны съезда поднял вопрос о воссоздании сети бюро пропаганды киноискусства. Но в современных условиях ключевые функции БПК берет на себя механизм закона "Об обязательном экземпляре документов" (ТКТ. 1998. № 3). Этот же закон содержит ответы на вопрос делегата Лысякова из Хабаровска о том, как организовать архивное дело в целях ведения кинолетописи. В этой же связи в аудиовидеокодекс придется включить положения "Основ законодательства Российской Федерации об Архивном фонде Российской Федерации и архивах" — вплоть до применения, рассмотренного в нашей статье "Перспективы издания материалов оперативной видеосъемки и ТВ-наблюдения на интерактивных компакт-дисках". Означенная статья в свете положения о Фонде актуальна тем, что дает расширенное толкование понятию "организации кинематографа, находящиеся в федеральной собственности". Было сказано, что таких осталось очень мало — новая же трактовка вводит в игру сотни студий. Тогда повышается статус такого положения о средствах Фонда, как:
   "Фонд... участвует в управлении правами на фильмы, созданные организациями кинематографа, находящимися в федеральной собственности".
Впрочем, используя компьютерную технику, чисто механически собрать воедино все относящиеся к делу законы, видимо, не составит большого труда. Гораздо сложнее договориться о том, кто и как будет распоряжаться деньгами. Согласно проекту положения, "Фонд и его средства находятся в федеральной собственности. Средства Фонда не входят в состав бюджета, других фондов и изъятию не подлежат...
   В Фонде создаются Наблюдательный совет (далее именуется — Совет) и Правление.
   Совет осуществляет надзор за деятельностью Фонда, использованием его средств, соблюдением Фондом законодательства и работает на общественных началах.
   Совет является коллегиальным органом управления Фонда. Состав Совета формируется на трехлетний срок из числа работников федеральных органов исполнительной власти, представителей Союза кинематографистов России и иных общественных и некоммерческих организаций работников кино в количестве 29 человек и утверждается Правительством Российской Федерации по представлению Государственного комитета Российской Федерации по кинематографии и Союза кинематографистов России...
   Исполнительным органом Фонда является Правление, возглавляемое Председателем Правления. Правление осуществляет текущее руководство деятельностью Фонда и подотчетно Совету...".
Есть вероятность, что подобное усиление полномочий кинематографистов вызовет обостренную реакцию первых лиц в телевизионном, музыкальном, компьютерном и других смежных бизнесах. Например, ближе к завершению съезда на его имя пришло приветственное обращение от российских демократических (то есть, видимо, не очень издаваемых) писателей. Это логично: для бедствующих литераторов прецедент, создаваемый Фондом, крайне важен, поскольку появляется перспектива введения акцизных марок на расплодившееся бульварное чтиво в мягких обложках, а "оживление" ст. 26 принесет в конечном счете писателям отчисления от издания их произведений в озвученном варианте на сверхъемких компакт-дисках и других носителях. Напротив, введение марки вряд ли воспримут с восторгом поставщики носителей и оборудования (как правило, это импортеры): сам по себе сбор будет, возможно, не очень велик, но введение марки делает бизнес поставщиков прозрачным для большего числа надзорных органов. Получается даже, что поставщикам персональных компьютеров, чтобы не "пойти" по ст. 26, придется отказаться от инсталляции устройств для воспроизведения видеодисков типа DVD. Но здесь особую важность имеет одна из заключительных реплик Михалкова, что в структуре Правления СК очень нужен комитет по кинотехнике, который поддержит отечественные наработки. Ведь кинематограф США сегодня лидирует не столько благодаря своим режиссёрам, актерам, сценаристам и продюсерам, сколько благодаря потрясающей материально-технической базе. В частности, находись ведущие компьютерные фирмы не в США, а, скажем. в Мозамбике, то "Терминатор", "Титаник" и "Звездные войны" в Мозамбике и родились бы. А. П. БАРСУКОВ, журнал "ТКТ" № 7, 1998 г. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.