вторник, 12 апреля 2016 г.

Кадастровая стоимость квартир и налогообложение автомобилистов

Это поймут жители многоквартирных домов, чьи окна выходят на дорогу, по которой осуществляется более-менее интенсивное движение автомобилей. Особенно поймут жители первых этажей, в квартирах которых ежедневно образуется достаточно ощутимый слой пыли, прилетающей из-под колёс машин. А помимо пыли - шум двигателей и шин, выхлопные газы, гудки клаксонов, буханье автомобильных динамиков, ругань водителей. А кто компенсирует названным жильцам затраты на очистку воздуха, шумозащиту, а главное - на лечение организма, подвергаемого влиянию вышеперечисленных факторов? Поэтому было бы справедливо рассмотреть вопрос либо о снижении налоговых сборов на означенные квартиры, либо ввести дополнительный сбор на автомобилистов в пользу жильцов, которым наносит ущерб автомобильное движение под их окнами.

В дополнение к теме приведу отрывок из своей статьи "Приватизация предприятий: как не остаться с носом?", написанной по материалам международного семинара «Приватизация предприятий: практика и проблемы» (Москва, 26-27 октября 1991 г.):
...Оценка имущества. (Николас Моррис, партнер фирмы «Купере энд Лайбренд Делойтт», Великобритания) Г-н Моррис уже был консультантом по приватизации во множестве развивающихся стран (Южная Америка, Карибский бассейн, Восточная Европа и пр.). 60 % своего рабочего времени он проводит в этих странах. Поэтому ему есть с чем сравнить то, что происходит у нас, но в качестве сравнения на ум приходят только шумные «крестовые походы» как символ любой ценой обрести нечто истинное. Однако приватизация — не некое «абсолютное оружие», скорее, это набор методов лечения, причем болезненных, так как рвутся устоявшиеся десятилетиями связи. Далеко не всегда приватизация — лучший вариант. Например, Французские банки, известные как одни из наиболее эффективных предприятий в мире, принадлежат государству.
А вот в области телекоммуникаций приватизация может дать исключительные результаты (хотя известно, что на территории СССР высшее чиновничество категорически препятствует приватизации предприятий связи и ТВ). Но вот наглядный пример с «Бритиш Телеком».
В 1979 г. в партийной программе консерваторов, пришедших в тот период к власти в Великобритании, приватизация не упоминалась вообще. Рядовой англичанин почти ничего не знал об акциях, биржах, дивидендах и т. п. Но в начале 80-х приватизация непосредственно коснулась всех англичан уже потому, что правительство Тэтчер пошло на разгосударствление крупных предприятий, к которым относилось и «Бритиш Телеком». Для «Бритиш Телеком» график приватизации был развернут на 22 года, в течение которых можно было безболезненно провести процесс реструктурирования. Так, уже в 1984 г. «Бритиш Телеком» сделали холдингом, где населению принадлежал 51 % акций. В настоящее время идет процесс реализации населению остальных 49 % акций. Результаты — если до приватизации работало 4 из 10 уличных телефонных автоматов, то теперь работают 9,5 из 10 таких автоматов (что естественно: человек не будет отрезать таксофонные трубки, если у него есть хотя бы одна акция, приносящая лично ему прибыль от работы этих таксофонов). Регулирующая же роль правительства при этом все равно остается — например, приватизированным предприятиям правительство не позволяет взвинчивать цены выше уровня инфляции*.
* В отличие от беспредела «государственных» советских организация связи (примеч. авт.).
Главная проблема приватизации — коренное различие интересов ее участников. Финансовые органы интересует только одно — «выкачать» как можно больше денег. Не существует в мире Министерства финансов, которого интересовало бы что-либо иное. Для директивных органов главное — чтобы предприятие обеспечивало эффективность, и они будут стараться устранять возникающие (или возводимые) при этом преграды. Для бывших руководителей главное — остаться «у кормила» (в обоих смыслах этого выражения), поэтому они будут стараться всем, кто «наверху» и кто «внизу» показать, какие они хорошие и как профессионально руководили. Трудовые же коллективы, подсознательно ощущая, что останутся наиболее обманутой в любом случае стороной, изо всех сил стараются мешать всем остальным. В Польше, например, служащие в 33 % случаев накладывали «вето» на планы приватизации своих предприятий. В общем, все это вместе называется «шизофренической приватизацией».
Очень болезненно происходит согласование точек зрения на стоимость имущества предприятия. В странах бывшего СЭВ, например, вообще ни разу не приходилось встречать владельца, который не считал бы, что его предприятие стоит намного больше, чем ему предлагают. Проблема обостряется, когда покупатель — иностранец. Подключается общественное мнение: «Вот, мол, иностранцы норовят скупить все у нас за бесценок».
Но посудите сами — в предыдущих выступлениях всерьез разбирались вопросы типа: «Как оценивать устаревшее импортное оборудование?» Какое дело до этого покупателю из страны с высокоразвитой технологией, какое ему дело до того, какие графы есть в ваших бухгалтерских балансах, а какие графы не предусмотрены? Покупателя интересует только качество и исполнение и совсем не интересует, какой крови это вам в прошлом стоило. Такова суровая реальность, и с ней придется смириться. Поэтому здесь будет полезно ознакомиться с методами оценок, которыми руководствуются в странах, с которыми вам теперь придется иметь дело.
1. Метод приведенных будущих поступлений. Смысл метода — в подсчете возможных прибылей в будущем. Эти прибыли сопоставляются с необходимыми инвестициями и риском для этих инвестиций. Разница при сопоставлении и определяет величину скидки при покупке предприятия. Установлен период времени для приведенных будущих поступлений. В нормальной практике это 10 лет, но в условиях СССР эта цифра каждый раз определяется из конкретной ситуации.
За этот период различаются постоянные поступления и поступления как прибыль за отрезок времени с поправкой на рост экономики предприятия. Уровень скидки устанавливается в зависимости от дивидендов, ожидаемых вкладчиками капитала — акционерами, кредиторами и т. д.
2. Метод нетто-активов. Смысл метода — в подсчете ценности активов, которая должна превысить стоимость предприятия на величину ожидаемых прибылей. Стоимость нетто-активов — основной рыночный показатель стоимости предприятий, включая и интеллектуальную собственность.
Метод нетто-активов уязвим при наличии пробелов в законодательстве, когда может произойти подрыв активов, их отчуждение, например, в виде земли при изменении земельного законодательства... А. БАРСУКОВ, журнал "ТКТ", 1992 г, № 2 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.