среда, 2 марта 2016 г.

Россия приняла участие в европейском пресс-туре в рамках презентации новинки OLYMPUS PEN-F

В рамках мировой премьеры новой беззеркальной камеры — Olympus PEN-F одновременно в 10 европейских странах прошли эксклюзивные пресс-визиты в ведущие издательские дома. В ходе индивидуальных встреч представители компании Olympus презентовали новинку редакторам ключевых изданий о моде и стиле. Россия также присоединилась к глобальной инициативе, проведя 4 встречи в ведущих издательских домах.
Основной задачей пресс-тура была презентация новинки Olympus PEN-F в необычном формате, а именно на индивидуальных встречах с руководством и сотрудниками редакций. Такой формат позволяет не только рассказать и персонально продемонстрировать ключевые преимущества Olympus PEN-F, но также дать возможность участникам самим протестировать фототехнику.
Новая камера PEN-F создана, чтобы удовлетворить самые высокие требования. Это самая совершенная камера культовой серии PEN и одна из красивейших системных фотокамер, когда-либо произведенных компанией Olympus. Это идеальный инструмент для тех, кто стремится получить наилучшее качество изображения при максимальной свободе творческого самовыражения. Кроме того, выполненная в ретро-дизайне PEN-F, она ориентирована на тех, кому присуще тонкое чувство стиля.

РЕТРОСПЕКТИВА

Выставка “ИнфоКом-2002” стала для участников в значительной степени экзаменом на способность обрабатывать и транслировать высококачественное компьютерное видео. Конечно, на этой выставке присутствовали и элементы вещательного цифрового ТВ, но оно в нашей стране пока еще не имеет широкомасштабного прикладного применения, в то время как видеоконференцсвязь, которой, в сравнении с цифровым ТВ, еще недавно отводили второстепенную роль, стала развиваться в России довольно интенсивно. Собственно, термин “видеоконференцсвязь” используется, скорее, в качестве обобщающего для множества ответвлений — таких, как телеобучение, телемедицина и т. п. области, где проводятся не столько конференции, сколько видеосеансы прикладного назначения. Но так сложилось исторически, что стандарты, определяющие качество видеосеансов, принимались в своё время именно для видеоконференцсвязи. Например, на выставке бросалось в глаза, как поставщики оборудования и услуг соревнуются доказать свою способность работать в формате 16CIF, которым определяется разрешение 1408 х 1152. Соответственно, видеокодеки, поддерживающие этот формат, должны удовлетворять стандарту Н.263, а не, скажем, стандарту Н.261, поддерживающему, максимум, формат QCIF (разрешение 176 х 144). Аналогично, есть своя специфика и у аудиокодеков, чья задача, применительно к видеоконференцсвязи, разборчиво передать речь, при этом перед ними не стоит требование передачи музыки, требующей более широкой полосы. Для речевых же сигналов одним из лучших (по ширине полосы — 7 кГц) считается алгоритм кодирования G.722 — хотя он может потребовать дополнительных ресурсов в ущерб видеоизображению. Были приняты для видеоконференцсвязи и другие стандарты — они теперь применимы в совершенно других областях. Например, Н.331 (рекомендация по потоковому видео) определяет работу оборудования для “видео-по-заказу”, а Н.281 (управление удалённой камерой) применим в создании робототехнических систем. Для той же телемедицины, с её фактором врачебной тайны, важен протокол Н.235, отвечающий за обеспечение безопасности, аутентификацию участников и шифрование передаваемой информации.
Практические рекомендации по проведению видеоконференцсвязи дала на выставке компания “Авикон Текнолоджис”. В реальной жизни предприятию приходится исходить из того, каким помещением для этой цели оно располагает. Размер помещения должен быть таким, чтобы ближайший к монитору участник совещания находился от него на расстоянии, превышающем четырёхкратный размер диагонали монитора. Камера, установленная вблизи середины верхнего края монитора, обеспечивает естественность изображения говорящего удалённого участника. “Равноудалённостью” от камеры и монитора достигается контакт “глаза в глаза”, который не ощущается, когда собеседник смотрит не в камеру, а (инстинктивно) в середину монитора. Расположение системы видеосвязи должно исключить попадание в кадр людей, входящих в помещение в ходе сеанса, а также в поле зрения камеры не должно быть иных, кроме участников (которым также не рекомендуется оживлённо двигаться и жестикулировать) движущихся объектов. Это связано с тем, что видеосвязь основана на компрессии, позволяющей устранить ненужную избыточность сигнала. Например, поскольку фоновое изображение в типовом помещении меняется достаточно редко, то нет необходимости передавать связанную с ним часть видеосигнала снова и снова. Экономя таким образом не требующуюся для передачи повторяющейся информации полосу, кодек перераспределяет её в пользу передачи данных о движущихся участниках. Которым не рекомендуется злоупотреблять в одежде красным и ослепительно белым цветами — их “не любят” кодеки. Фон рекомендуется нейтрального цвета, со средним уровнем контрастности и мягкой фактурой, без рисунков, которые могут неблагоприятно оттенить всю сцену. Попадание прямого солнечного света на лицо участника может привести к неестественной контрастности, а, кроме того, не рекомендуется совмещать лампы накаливания и дневного света (нынче используются лампы, специально разработанные для видеоконференцсвязи). Но, во всяком случае, минимальная освещенность в помещении должна быть не менее 740 лк. 
В конце ХХ в. Международный Союз Электросвязи утвердил обязательные для всех производителей стандарты на оборудование видеоконференцсвязи, чтобы гарантировать взаимную совместимость между устройствами различных фирм. В то же время, перед началом сеанса полезно каждый раз тестировать свою систему: если она работала нормально для одного типа соединений, то не факт, что она так же будет работать при других типах соединений.
На выставке, благодаря соответствующей экспозиции и выступлениям, стали понемногу проясняться организационно-правовые вопросы телемедицины (ТМ). Это особенно важно, учитывая, что качество компьютерной видеосвязи (что и показала выставка) выросло до очень высоких показателей, но практическое применение её в ТМ-целях тормозилось из-за неразберихи как раз в организационно-правовой сфере. В основе лежит договор между получателем ТМ-услуг (абонентом) и провайдером ТМ-сети, обязующемся подключить к ней абонента и оказывать ему услуги (в данном случае — по организации ТМ-консультаций у ведущих специалистов московских и зарубежных медицинских и научных центров, поименованных в перечне, являющемся приложением к договору). В договоре конкретизируются условия подключения и оплаты, права и обязанности сторон, ответственность и порядок разрешения споров. В число приложений к договору входят также:
– акт приёма-передачи выполненных работ по подключению к ТМ-сети;
– форма заявки на ТМ-консультацию;
– схема проведения ТМ-консультаций.
Последний документ особенно интересен, поскольку в нём подробно и поэтапно расписана процедура проведения консультаций с учетом вариаций, определяемых получаемыми в ходе каждого из этапов результатов. Образно говоря, это бизнес-схема интерактивного прикладного телевидения, которой у нас до сих пор не создано для цифрового вещательного ТВ. В предложенном на выставке пакете документов подробно расписаны такие ключевые узлы ТМ-сети, как “типовой центр ТМ-консультаций” и “типовой пункт ТМ-консультаций”. Эта детализация важна постольку, поскольку в планах провайдера (ООО “ТАНА телемедицинские системы”) такие социально важные сегменты, как “создание в крупных городах сети семейных медицинских офисов, оснащенных телемедицинским оборудованием для использования в домашних условиях”, “дистанционный персональный мониторинг состояния здоровья хронических больных и престарелых, в том числе, в домашних условиях” и т. п. Оборудование названных комплексов должно в полной мере обеспечить видео- и другую связь, документооборот, архивирование, криптографию, обработку изображений и т. д.
Для видеоконференцсвязи (равно как для телерадиовещания, архивного дела и т. п.) важнейшее значение имеет анализ текстов, которые, в данном случае, несут основную смысловую нагрузку. В этой связи большой интерес представляет представленная на выставке система оперативной аналитической обработки текстовых массивов (см. рис.), прототип которой был представлен Академией ФАПСИ. Система носит название “Интерпретатор текста” (“ИТ”) и является автономным аналитическим дополнением к:
– системам электронного документооборота;
– полнотекстовым базам данных;
– электронным архивам;
– текстовым процессорам;
– информационно-поисковым системам, а также другим системам обработки текстовой информации.
“ИТ” обеспечивает анализ массивов текстовой информации в следующих аспектах:
– классификация документов по смыслу (рубрицирование);
– выделение основных тем (масштабируемое реферирование);
– визуальный анализ количественных данных, входящих в текст.
Входными текстами для системы являются русскоязычные текстовые файлы форматов rtf, txt. Тип текстов — повествование, описание. Стиль — публицистический. Тип предложений — простое, повествовательное, двухсоставное.
Что касается принципов построения “ИТ”, то он основан на:
– рекурсивной модели поддержки принятия решений;
– семантико-прагматической модели анализа текстов;
– продукционно-фреймовой модели представления знаний;
– технологии “OLAP-текст”, объединяющей методы компьютерной лингвистики с методами визуального анализа хранилищ данных.
Относительно направлений развития “ИТ” можно добавить, что он дорабатывается с целью реализации следующих функций:
– выделения информации о персоналиях, оценках в соответствующих шкалах;
– автоматического индексирования, аннотирования, формирования резюме с обобщенными сведениями, явно не содержащимися в тексте;
– конвертирования текстовой информации в базы данных;
– визуализация взаимосвязей между понятиями разных текстов в адекватных содержанию формах.
К разработкам аналитического типа можно отнести также две разработки МТУСИ. Одна из них — аппаратно-программный комплекс для объективной оценки эмоционального состояния слушателей, обеспечивающий регистрацию и автоматическую интерпретацию ряда физиологических параметров слушателей, определяющих эмоциональное состояние последних. Другая — аппаратно-программный комплекс для объективной оценки эмоционально-информационного “загрязнения” звуковых вещательных программ, позволяющий обнаружить признаки негативного воздействия на слушателей звуковой информации, носящей “загрязняющий” характер. В случае, если негативное информационное воздействие осуществляется достаточно явными методами, то признаки такого воздействия можно обнаружить по параметрам сигнала. Если же информационная агрессия осуществляется скрытыми методами, то контролируются психофизиологические параметры человека. А. П. БАРСУКОВ, журнал "ТКТ" № 1, 2003 г. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.