суббота, 27 февраля 2016 г.

"Телевидение, техника, социология"

Так называлась моя статья, опубликованная в журнале "ТКТ" № 2 за 1990 г, где рассказывалось о новейших на то время методах оценки предпочтений телевизионной аудитории. Материал был подготовлен на основе беседы с главным редактором ГРПСИ (Главной редакции писем и социологических исследований) Гостелерадио СССР Александром Ивановичем Гагаркиным. Логичным было ожидать, что с той поры наше телевидение сделает в направлении социологии широкий шаг в перёд. Однако, трудно подобрать более-менее приличное слово вот к такой "социологии": стою в гипермаркете, выбираю из кучи гнилья картошку, руки грязные, и в это время по мобильнику звонок. Текст примерно такой: "Вас беспокоит служба социологических исследований телевидения. Вы какую передачу сейчас смотрите". То есть, раньше такие вопросы эти социологи задавали только по домашнему телефону, а теперь, видимо, кто-то им предоставил базу сотовых. Не будем сейчас обсуждать, насколько это законно, подумаем о другом. Мало того, что почти каждый день названивают всевозможные рекламщики, причем всё более наглыми голосами, причем иногда с оттенком угрозы. И вот обозлённому такими звонками абоненту устраивают еще и социологические опросы. Как вы думаете, насколько правдивым будет ответ? Поэтому всё же соответствующим службам есть смысл подумать о более совершенных технологиях социологических опросов, а также о методах оповещения. Имеется в виду, что задуманная отчасти для чрезвычайных ситуаций радиоточка у нас в квартире в прошлом году трижды выходила из строя по причине неисправностей линейного оборудования.

Робот-Салтычиха для чтения нравоучений служанкам - https://www.youtube.com/watch?v=TdBycf8l0mg

РЕТРОСПЕКТИВА

Телевидение, техника, социология. В предыдущем материале о перестройке работы Центрального телевидения было зафиксировано положение о том, что для создания эффективного экономического механизма в системе Гостелерадио СССР необходимо оценивать работу подразделений в большей зависимости от конечного результата. Было введено понятие рейтинга, как уровня качества телепередачи, и отмечена важность создания специальной службы, анализирующей и оценивающей эффективность телепередач. Такая служба обеспечивала бы руководству Гостелерадио СССР, главным редакциям и творческим коллективам оперативную обратную связь по результатам их работы, а также научно обоснованные рекомендации, помогающие создавать телепередачи, позволяла бы определять влияние телевизионного вещания на глубинные социальные процессы, происходящие в обществе. По сути дела, часть этой работы уже ведется в рамках ее возможностей и статуса Главной редакцией писем и социологических исследований (ГРПСИ). Вероятно, нет необходимости подробно останавливаться на том огромном значении, которое имеют социологические исследования для оздоровления нашего телевидения и кинематографии. Скорее, следует рассказать о тех современных методах социологических исследований зрительской аудитории, которые применяются в нашей стране, но они несовершенны. Мы решили заострить внимание на этой проблеме, и поэтому обратились непосредственно к главному редактору ГРПСИ Александру Ивановичу Гагаркину, он предоставил в наше распоряжение материалы, подготовленные сотрудниками ГРПСИ, и необходимую информацию, на основании чего была написана данная статья. Начнем с рассказа о том опыте, который уже накоплен в других странах, много лет проводящих исследования зрительской аудитории.
В США более 30-ти лет проводились исследования с помощью аудиометров (устройств, фиксирующих ту или иную реакцию зрителей и устанавливаемых на телевизоре в семьях, вошедших в выборку), анкетирования, дневниковой системы, телефонных опросов. Результаты этих исследований выражаются в «рейтингах». Под каждым рейтингом подразумевается определенное число семей. Например, в 1980 г. один рейтинг равнялся 778 тыс. семей, в 1987 г.— 874 тыс. семей. Знать о размерах аудитории данной передачи особенно важно для коммерческого телевидения, где число зрителей — главный критерий существования тех или иных передач. Аудиометр фиксирует включение телевизора на данную передачу, дополнительные же сведения о демографическом составе аудитории, ее отношении к передачам дают анкеты, дневники, опросы по телефону.
В 90-х годах с расширением телевизионного вещания за счет спутникового, кабельного и кассетного телевидения (в конце 1987 г. 59 % американских семей могли принимать 15 и более телеканалов, а 31 % — более 30 каналов) эта система измерения, особенно в том, что связано с дневниками, оказалась устаревшей. (А. Б.: Термин «кассетное телевидение», употребленный в материалах ГРПСИ, вероятно, заслуживает более пристального внимания в свете недавно рассмотренных нами так называемых «проблем видео». Если классифицировать видеокассету в одном ряду со спутниковыми и кабельными линиями связи, как разновидность средства передачи телевизионной программы, то это многое прояснит в отношении технологии соответствующего производства и, в частности, отчетливее укажет на необходимость более критичного отношения к многочисленным организационным структурам, существование которых во многом обусловлено лишь фактом наличия в их названии «корня видео».). Трудно стало уследить за тем, кто и что смотрел и как оценил передачу, дневники и анкеты заполняются плохо. Ни телесети, ни рекламодателей не устраивают и сроки получения данных: на обработку информации требуется минимум две недели. К тому же рекламодатели подозревают, что коммерческие телекомпании завышают данные о размерах аудитории конкретных передач, что дает им право принимать рекламные объявления по более высокому тарифу. В силу этих и других причин появилась необходимость в разработке системы, дававшей бы более подробные и полные данные об аудитории, давно уже не являющейся однородной (в странах с развитым ТВ идет процесс расщепления аудитории на отдельные категории).
Выборка американской компании «А. Нильсен» по прогнозам к 1995 г. достигнет 10 тыс. семей. Как известно, с увеличением выборки достоверность данных повышается, а необходимость ее увеличения вызвана тем, что в одной и той же семье ее члены смотрят разные передачи. В новые выборки вводятся такие категории, как женщины с одним и двумя детьми, отдельно рассматриваются девочки и мальчики, и т. д. Увеличить выборку позволят более дорогостоящие, чем аудиометры, «человеко-счетчики» — приборы, монтируемые на телевизоре для регистрации объема и содержания просмотра путем нажатия зрителями соответствующих кнопок. Счетчик может собирать сведения о восьми/зрителях (на четыре телевизора), находящихся в одной квартире, и держит под контролем 97 каналов. Принципиальное отличие человеко-счетчика от аудиометра в том, что он дает сведения не о семье, как о едином целом, а о том, что смотрит каждый член семьи. Счетчики позволяют сразу же делать демографическую разбивку аудитории, не растягивая сроков обработки этих данных на две недели. Они подключены к телефонной линии, через которую информация поступает на центральный компьютер, хранящий демографические сведения обо всех зрителях, участвующих в выборке.
С аналогичным счетчиком работает и английская компания АГБ, но более совершенным,— он считается «четвертым поколением» приборов этого типа. В систему АГБ входят два устройства: с контрольным экраном и фиксирующее присутствие человека. Если кто-либо из присутствующих в комнате, где включен телевизор, забывает нажать свою кнопку на счетчике, то через 45 с на нем появляется надпись «Кто смотрит?». Аудитория может измеряться каждые 15 мин и в количественном отношении распределяется по 90 социопрофессиональным категориям (у «А. Нильсен» — 38).
Основная претензия к человеко-счетчику в том, что, как только исчезнет эффект его новизны, зрители будут забывать нажимать кнопки (особенно это относится к детям), что приведет к искажению результатов. Вполне возможно, что некоторые телезрители могут намеренно не регистрировать свое включение (например, настроившись на канал «Плейбой», насыщенный эротическими элементами). Все это стимулировало разработку так называемого «пассивного» человеко-счетчика, автоматически регистрирующего пребывание у телевизора каждого члена семьи. Его предполагаемые возможности: регистрация включения-выключения телевизора, настройка на тот или иной канал, степень внимательности при просмотре и т. д. Полагают, что только 40 % времени телепередача смотрится внимательно, а в остальное время телезрители могут отвлекаться на другие занятия, выходить из комнаты и т. п. Между тем степень внимательности при просмотре передачи — важный момент в работе коммерческих телекомпаний, которые хотят точно знать, смотрят ли зрители, например, рекламу.
Во Франции используется несколько систем измерения телеаудитории, в том числе АГБ, «А. Нильсен», швейцарская «Телеконтроль» (позволяет получать информацию о любом другом способе эксплуатации телевизора — запись на видеомагнитофон, телеигры и т. д.). Создана и своя система измерения «Мотивак», в основе которой лазер, регистрирующий присутствие у телевизора людей (кошки, собаки и т. п. «отфильтровываются»). Самописец аппарата отмечает спокойное положение телезрителя («внимательный просмотр передачи»), беспокойное — перемещение по квартире, другие занятия («внимание рассеяно»). Отсутствие какого бы то ни было движения вообще может означать, что зритель заснул. «Мотивак» позволяет знать размеры аудитории в любой отрезок времени, скажем, в минуты передачи рекламы. Анализирует данные 50-ти каналов.
Очевидно, что зарубежный опыт представляет для нас несомненный интерес, но руководствоваться им в наших условиях можно лишь частично: наша экономика и развитие нашего телевидения сдерживают нас. Суть этой разницы заключается в коротком, но емком понятии «прайм-тайм» (в дословном переводе — первосортное время), что в условиях коммерческого телевидения означает ту часть суток, когда телевизионная аудитория достигает наибольших размеров, а реклама — наибольшего эффекта. Размеры аудитории зависят, конечно, от множества факторов, но прежде всего от качества телепередачи, а определить качество передачи с наибольшей степенью достоверности можно только с помощью социологии. В наших же условиях, когда реклама и другие факторы, определяющие за рубежом развитие телевидения, не всегда оказывают решающее влияние, социологии отведена несколько иная роль, о чем мы уже говорили в предыдущем материале этого цикла. Однако там речь шла только о Центральном телевидении, как об организации, являющейся своего рода научным центром, где вырабатываются наиболее важные принципы организации вещания. Реализация этих принципов обеспечит на территории Советского Союза качественный телевизионный прием с достаточным выбором программ. Но при этом необходимо учитывать, что решение этой сложнейшей задачи очень сильно затруднено вследствие чисто экономических причин, поскольку потребуются значительные капиталовложения из государственного бюджета, а такие финансовые операции сейчас далеко не безболезненны. И здесь в значительной степени могут помочь социологические знания о зрительской аудитории, если использовать эти знания как платформу для развертывания кабельного телевидения.
Сложилась такая ситуация, что не успело еще кабельное телевидение зарекомендовать себя как жизнеспособная форма телевизионного вещания, как сразу же появилась легкомысленная точка зрения, будто кабельное телевидение — это альтернатива Центральному телевидению, в частности, и государственному вещанию вообще. Если взять любую из многочисленных телекомпаний, например в США, то, по сути дела, ни одна из них не альтернативна друг другу. Они проводят одну и ту же политику, и не потому, что есть указание «сверху», а потому, что экономические законы, по которым живет любое государство, распространяются на всех без исключения его граждан и на все организации. Более правомерно употребление здесь слова «конкуренция», элементы которой и прежде всего в отношении кадров начинают появляться и у нас. Но это, видимо, следует только приветствовать. Поэтому, собственно, кабельное телевидение и появилось сначала в МЖК, население которых желало избежать тех последствий, к которым приводит бездуховная жизнь в «спальных» районах. А потом уже оказалось, что это «игрушечное» телевидение способно решать и задачи государственного масштаба: проведение избирательной кампании, приостановление строительства грязных объектов, создание национальных каналов. Актуальность же всех этих задач сама говорит о том, что их надо решать профессионально, организованно и не затягивая. Но решение их, как уже говорилось, в конечном счете упирается в вопросы финансирования, а поскольку мы условились на государственный бюджет не оглядываться, то необходимо искать резервы, тем более, что в условиях регионального хозрасчета от этого не уйти. Как показывает практика, в развитии кабельного телевидения очень многое зависит от личных качеств людей, занимающихся его развитием, от того, насколько убедительно они могут изложить свою концепцию и заинтересовать в сотрудничестве те организации, которые могут помочь. Формы этой помощи и перечень организаций, которые могут ее оказать, многообразны вплоть до того, что не исключается распространение акций и займов у предприятий и населения. Однако при этом подразумевается одно условие: кабельное телевидение, как, впрочем, и вообще телевидение является таковым лишь при наличии достаточно большого числа телезрителей независимо от того, платный это канал или бесплатный. Бесплатного, как известно, ничего не бывает, и если даже телезрители не вносят абонентную плату, канал все равно финансируется кем-то, заинтересованным в возможно большем числе телезрителей. Но более естественным представляется все же платный кабельный канал, поскольку он имеет очень высокую степень индивидуализации, а за это платит именно индивидуум. Размеры платы устанавливаются в каждом конкретном случае отдельно (общая экономическая модель кабельного телевидения пока еще «обкатывается»), мы же в качестве примера приведем информацию «Комсомольской правды» от 26.08.89, где говорится о том, что в МЖК г. Находки кабельная телесеть работает на 120 абонентских точек, за которые взимается ежемесячная плата около пяти рублей. При таком числе абонентов такую плату можно назвать чисто символической, так как предварительные экономические прикидки уже показали, что для организации полнокровного телевизионного вещания кабельной телестудии, даже когда счет идет на тысячи абонентов, плата должна быть не ниже 10 рублей в месяц. И если на первых порах телезритель будет платить такие деньги даже просто находясь под впечатлением эффекта новизны, то через некоторое время он потребует, чтобы передачи местной кабельной телестудии были действительно для него интересней, чем передачи ЦТ, в противном же случае он просто перестанет вносить абонентную плату. При таком положении вещей знание интересов зрительской аудитории приобретает первостепенное значение, причем знать их желательно до того как начнется строительство кабельной телесети в данном регионе. Данные предварительного социологического опроса помимо того, что дадут необходимую информацию относительно тематики и стилистики будущего вещания, явятся дополнительным аргументом, свидетельствующим о целесообразности организации этого вещания с разных точек зрения, в том числе и с экономической.
Мы уже рассказывали о принципах организации вещания в телецентре МЖК «Сабурово», теперь же можно добавить, что, проанализировав свою деятельность, работники сабуровского телецентра пришли к закономерному выводу о необходимости введения практики социологических опросов телезрителей, чтобы иметь возможность своевременно узнавать об изменении требований своей аудитории. То есть, возникла одна из тех многочисленных производственных ситуаций, с которыми уже приходилось и еще не раз придется сталкиваться работникам кабельного телевидения, причем эти ситуации, по сути дела, моделируют тот путь, по которому, правда, в другой исторический промежуток времени и в других условиях, но уже прошло Центральное телевидение. В результате чего на Центральном телевидении и сложилась существующая производственная структура, отдельные элементы которой у других аналогичных организаций нет ни времени, ни материальных возможностей воспроизвести. И в этом как раз видится свидетельство необходимости интеграции всех составляющих нашей телевизионной сети, в которой были бы созданы условия для концентрации уже имеющегося опыта и его рационального использования. Естественно, имеется в виду и опыт социологических исследований зрительской аудитории, уже накопленный в ГРПСИ, причем не только опыт, но и набор проблем, типичных, впрочем, для любой нашей организации. Но прежде чем говорить о проблемах видимо, целесообразно начать с рассказа о конкретном примере исследования.
В апреле 1988 г. на ЦТ прошла премьера 14-серийного телевизионного художественного фильма «Жизнь Клима Самгина», созданного по одноименному роману А. М. Горького (авторы сценария А. Лапшин и В. Титов, режиссер-постановщик В. Титов). В дни демонстрации двух последних серий социологи Гостелерадио при участии работников ТО «Экран» провели оперативный телефонный опрос аудитории по этому фильму. Для отдела социологических исследований данный опрос был в определенной степени экспериментом: во-первых, потому что он впервые проводился в вечернее время, когда у экранов собираются миллионы телезрителей, и, во-вторых, потому что подобных опросов, посвященных художественным фильмам, ранее не было. Объявление об опросе было дано в эфире непосредственно перед началом 13-й серии, на следующий день перед программой «Время», а затем перед началом 14-й серии. В течение трех последующих дней звонили из Москвы, Ленинграда, Киева, Минска, Горького, Йошкар-Олы, Таллинна, Тбилиси, других городов, а также поселков (96 % позвонивших — горожане, 4 % — сельские жители). В опросе приняли участие все социально-демографические группы аудитории. Статистически было обработано 309 телефонных интервью (общее число позвонивших на ЦТ — не менее тысячи). Сложился следующий состав опрошенных (в %% к общему числу позвонивших):
пол: мужчины — 42, женщины — 58;
род занятий: рабочие — 13, ИТР и служащие — 56, творческая интеллигенция — 5, студенты — 5, школьники — 3, пенсионеры — 16, домохозяйки — 2;
возраст: до 15 лет — 2, 15-19 лет — 3, 20-29 лет — 15, 30-39 лет — 25, 40-49 лет — 19, 50-59 лет — 18, 60 лет и старше — 18.
Полностью посмотрели фильм 76 % позвонивших, остальные 24 % пропустили некоторые серии. Характерно, что 73 % позвонивших во время демонстрации не переключали телевизор в поисках более интересной программы в вечернее время (но при этом многие зрители отмечали, что по другим программам ничего интересного не было). В ходе опроса высказывались порой взаимоисключающие мнения — от: «прекрасный фильм», «достоин присуждения Государственной премии» до: «бред»,«безобразие»,«авторов привлечь к ответственности», «интересно, сколько денег потратили на этого режиссера, на его выпендреж?». Много интересных оценок давалось тому, как в фильме удалось передать мысли Горького, представить образы героев, историческую эпоху, зрители высказывались об игре того или иного актера. В обобщенном виде оценка фильма такова: 59 % позвонивших (как правило, это те, кто посмотрел фильм полностью) сказали, что он им «очень понравился»; 25 % — «не понравился»; 14 % — «что-то понравилось, а что-то нет» и 2 % не высказали мнения.
Опрос этот, как уже было сказано, в определенной степени явился экспериментом и его научная ценность неоспорима. Что же касается практики, то здесь можно только посочувствовать социологам Гостелерадио СССР, вынужденным в своей работе опираться на такое несовершенное техническое средство, как наша телефонная сеть. Об этом очень красноречиво говорят всего две цифры из данных вышеупомянутого опроса: 96 % позвонивших были горожане и 4 % — сельские жители, что, конечно же, свидетельствует не о составе зрительской аудитории, а о вывихах в телефонизации нашей страны. Между тем с большой степенью вероятности можно предположить, что в процентном отношении того же «Клима Самгина» сельчан смотрело больше, чем горожан, хотя бы уже потому что, во-первых, выбор развлечений на селе меньше, чем в городе, а, во-вторых, меньше и выбор телевизионных программ (как правило). Конечно, нельзя отрицать, что подобная практика телефонных опросов принесет определенную пользу (хотя А. И. Гагаркин в одной из своих статей заметил, что «возникает странный парадокс: редакции заказывают опрос по интересующей их проблеме, а, получив результаты, не торопятся их реализовывать»), но значительное присутствие в них элемента недемократичности ставит под сомнение правильность выводов, сделанных на их основании. Тем более наша печать уже давала оценку методам исследования зрительской аудитории, построенным по тем или иным принципам приоритета, обостряющим социальную несправедливость. Из статьи А. Палладина в «Комсомольской правде» об использовании так называемых «человекомеров» — устройств для определения рейтинга передачи:
«Поначалу «человекомеры» раздали двум тысячам американских семей. В отличие от прежних времен, судьбу рейтинга вверили представителям более молодой и, главное, зажиточной части населения США: дескать, пожилые и менее состоятельные американцы страдают боязнью технических нововведений. Дело, однако, не в «технофобии», а в целях эксперимента. Напомню: в США телепрограммы выстраивают по ранжиру, чтобы прежде всего определить их способность служить рекламодателям. Телезрители же бизнесменов интересуют лишь в меру их покупательной способности. Им подавай «качественных» потребителей, с годовым доходом не менее тридцати тысяч долларов, с образованием не ниже незаконченного высшего и не старше сорока пяти лет. Такие, предложи им новый автомобиль, турпутевку на Средиземное море или трехсекционный, размером с платяной шкаф, холодильник, жаться не станут. Зато семьи, где много несовершеннолетних, «человекомерами» тоже обделены, хотя американские подростки и дети «технофобией» уж никак не страдают, скорее, наоборот.
Так или иначе, на составление телепрограмм все больше будут влиять, да и уже влияют, обладатели «человекомеров». Играя роль машинок голосования, эти счетно-учетные устройства в первую очередь, как уже говорилось, отражают вкусы обеспеченных людей молодого и среднего возраста».
Однако вся беда в том, что у наших социологов, деятельность которых просто немыслима без применения в их работе технических средств, действительно нет пока иного выхода, как практиковать только систему оперативных опросов зрителей. Между тем, оказывается, беда эта в значительной степени поправима даже в условиях нашей отсталой телефонизации. Действительно, какими бы загадочными ни были законы, по которым у нас идет установка телефонов, все же эту закономерность можно выявить и сделать на нее поправку. Но внесение необходимой поправки предполагает активное вмешательство современной науки в допотопную практику, а для этого нужны специальные технические средства, представляющие собой какую-либо из разновидностей аудиометров. Если руководствоваться при их распределении действительно научными критериями, исключающими какую бы то ни было дискриминацию, то сравнительно небольшим количеством аудиометров можно провести исследования всех без исключения групп населения, по каким бы признакам их ни классифицировать. В ГРПСИ мы получили сведения, что для того чтобы начать внедрение такой системы в уникальных условиях Москвы, потребуется 505 аудиометров (таков оптимальный размер выборки, позволяющей с наименьшими затратами средств получить вполне достоверные данные), а всего по Союзу службам Гостелерадио СССР потребуется порядка 3000 аудиометров. Работа по реализации этой программы уже ведется, но ее, как легко догадаться, сдерживает наш главный экономический закон, гласящий, что «своего не производим, а на зарубежное нужна валюта». Между тем производство аппаратуры для нужд социологии вполне под силу отечественной промышленности, а перспектива появления многочисленных кабельных телесетей местного значения, которые также не обойдутся без этой аппаратуры, делают это производство к тому же и очень рентабельным, поскольку размеры серии будут достаточно велики. Тем более есть сведения, что советские разработчики этой темой уже занимались, но тогда, видимо, условия еще не созрели.
Впрочем, условия и сейчас для очень многого не созрели, и, коль скоро, пока нет возможности полностью рассчитывать на современное техническое оснащение, вещательным организациям приходится использовать другие, уже существующие способы обратной связи с аудиторией. Имеется в виду, конечно, прежде всего почта. Алгоритм в этом случае примерно таков: в печатном издании, рассчитанном на чтение его предполагаемыми зрителями, публикуется анкета, целью которой ставится выяснить отношение зрителей к той или иной программе. Причем специфика используемого печатного издания должна в высокой степени коррелироваться с зоной обслуживания вещательного предприятия: если у ЦТ это могут быть центральные, а также специализированные издания, то, например, у районного кабельного телевидения — районные газеты. При всех достоинствах этого способа у него есть один крупный недостаток: слишком длителен, выражаясь языком экономистов, «инвестиционный цикл», то есть время от выхода передачи в эфир (и тем более от начала работы над ней) до получения от зрителей заполненных анкет и результатов их обработки, что для публицистических передач, например, совершенно неприемлемо.
Анализируя особенности технических средств для проведения социологических исследований, в нашей стране и рассматривая эти технические средства как компонент всей инфраструктуры средств связи, приходится констатировать, что в существующих жестких экономических условиях единственно возможный путь — это интенсивное развитие этой инфраструктуры, так как реализация самостоятельной программы развертывания упомянутой техники представляется неэффективной, да и маловероятной. В связи с этим есть смысл еще раз акцентировать внимание на идее создания на базе волоконно-оптических линий связи персональных аудиовизуальных комплексов, несущих разнообразные функции, в том числе и социологические. Многообразие сервисных возможностей техники — это прежде всего показатель уровня научно-технического прогресса в стране, и в каждой стране этот прогресс служит тому обществу, которое его движет, что не всегда может быть воспринято в другом обществе — так, например, в материалах ГРПСИ встретился термин «счетчиковая война» в связи с некоторыми планами создателей техники социологических исследований.
«В перспективе исследователи мечтают дать каждому члену подконтрольной семьи электронный браслет или наручные часы, которые передавали бы соответствующий сигнал при приближении к счетчику, так что зрителям будет не нужно нажимать на кнопки. Предлагают, например, встроить в телевизор фотоэлектрический глаз, который следил бы за тем, кто сидит у экрана. Наконец, создать специальный диван для просмотра передач. Диван определял бы температуру тела и сообщал на счетчик: разная степень нагревания может свидетельствовать якобы о реакции на просмотр передачи, в частности, о волнении. Среди проектов — имплантирование счетчиков в тело или в украшения (кольца, ожерелья, серьги). Популярны идеи о создании сонарного и сенсорного пассивных счетчиков. Так, сонарный счетчик позволит определять присутствие в комнате каждого из членов семьи, например, по голосу, так что необходимость в индивидуальных кнопках отпадает. Сенсорный же счетчик может регистрировать физиологическое состояние телезрителя в момент просмотра передачи и его реакцию на телерекламу, проверяя пульс, давление и нейрохимические данные».
Можно по-разному относиться к подобным идеям, но бесспорно одно; если бы в нашей стране можно было позволить себе роскошь делать такие вещи (не ради доходов рекламодателей, конечно, а в интересах науки или искусства), то, наверное, жить было бы несколько интереснее. А. П. БАРСУКОВ, журнал "ТКТ", 1990, № 2 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.